November 9th, 2018

Дела осенние

20181108-DSC01446

Вчера закончила переделку большого участка, которым практически не занималась с момента основания, растения там жили сами по себе, бездумно, беспечно, да, можно сказать не жили а выживали как-то. Убрала все лишнее, проредила все загущенное, разделила и пересадила разросшееся, добавила удобрений, компоста, все перекопала, что можно, завтра должна прийти из Голландии посылка с бордюрными цветами но сажать их уже буду после трипа в Африку, там итого около сотни штук.

Collapse )

Я умею читать в облаках имена тех кто способен летать (актуальное)

IMG_20181108_163203_422

Две тысячи тринадцатых лун
отдано нелепой игре,
Но свет ушедшей звезды
всё ещё свет.
Тебе так трудно поверить -
твой путь от этой стены к этой стене.
Ответь:
понял ты меня или нет?
К несчастью я слаб, как был слаб очевидец
событий на Лысой горе.
И я могу предвидеть,
но не могу предсказать.
Но если ты вдруг увидишь
мои глаза в своем окне
Знай,
я пришел помешать тебе спать, ведь это
Моё поколение молчит по углам,
Моё поколение не смеет петь,
Моё поколение чувствует боль,
Но снова ставит себя под плеть.
Моё поколение смотрит вниз,
Моё поколение боится дня,
Моё поколение пестует ночь,
А по утрам ест себя. Да!
Сине-зелёный день
встал, где прошла гроза.
Какой изумительный праздник,
но в нём явно не хватает нас!
Тебе так трудно решиться, ты привык
взвешивать - против, взвешивать - за.
Пойми,
я даю тебе шанс.
Быть живым - моё ремесло,
это дерзость, но это в крови.
Я умею читать в облаках имена
тех, кто способен летать.
И если ты когда-нибудь
почувствуешь пульс великой любви,
Знай,
я пришёл помочь тебе встать, ведь это:
Моё поколение молчит по углам,
Моё поколение не смеет петь,
Моё поколение чувствует боль,
Но снова ставит себя под плеть.
Моё поколение смотрит вниз,
Моё поколение боится дня,
Моё поколение пестует ночь,
А по утрам ест себя. Да!

Хээй! Поколенье, ответь!
Слышно ли нас, слышно нас? Мы здесь!

И вот как в итоге все и всё слилось, жалко же, нет? Так хорошо начиналось, а потом все продались за колбасу.

Атлант расправил плечи (Atlas Shrugged)

Бывают такие большие культурные (как потом оказывается) явления, которые начисто выпадают из твоей зоны. Потом выясняется, что все поголовно знают-читали-имеют что сказать, а ты ходишь как дурак.

Именно эта история с лучилась у меня с Айн Рэнд. Поскольку уже давно было, могу признаться: читая фразу “хомяк расправил плечи” я думала, что это оригинал. Стыдно, да, но лучше поздно, чем никогда.

Скачала себе книжку, но, глядя на объем, все откладывала, пока не приехала моя Галя и не велела читать немедленно.

И я повиновалась.

В общем, конечно, это чтение скорее для подростков, хорошо бы в ранней молодости, лет так в 15-16, когда глаза горят и хочется свернуть мир к черту, потому что все вокруг, известное дело, козлы, с которых даже шерсти толком никакой. А в книжке – великолепные герои, сильные, волевые, переворачивают мир одной рукой, стоят на своем до конца, без компромиссов. И при этом остаются всегда стройными, молодыми, красивыми и сексуальными. Не без патоки, конечно же, но молодежь любит сладенькое.

А злодеи – толстые, депрессивные алкоголики и даже через экран Киндла воняют. Примерно как курильщики в недавнем обличительном посте Дмитрия Чернышева.

Первый том зашел отлично, во втором начались сложные длинноты и повторения, а на бесконечной речи Джона Голта я засыпала раз семьдесят, ну просто потому что Баден-Баден, а есть а и сколько уже можно.

Оконцовку вообще можно не читать, если честно. Бобро победило зло и пошло выращивать свою морковку, жилодолго и умерло в один день.

Но в целом читать надо обязательно, потому что это не столько литература сколько декларация, резкая, острая, черно-белая, но оттого более сильная.

Не удивительно, что на французский роман перевели только в 2009 году, это нож острый в спину нашей социальной системы, где главной добродетелью является именно то, против чего написана вся книга.

Ну и чтобы пост был полезен лично мне: посоветуйте какие-то простые и эффективные упражнения для осанки, плиз. Что-то у меня плечи поползли к земле, надо бы их принудительно расправить.